1703 год начало строительства

История строительства Санкт-Петербурга: Петропавловская крепость

Дорогие друзья, сегодня мы хотели бы рассказать Вам историю крепости, которая положила начало Санкт-Петербургу.

Петропавловская крепость была заложена 16 (27) мая 1703 года по проекту, составленному французским инженером Ж.Г. Ламбером при участии царя Петра I. Первоначально она называлась «Санкт-Петербургская». По преданию, Петр I сам выбрал место для новой крепости – небольшой Заячий остров ( финск.- Енисаари ), расположенный в устье реки Невы. Форма острова – (длина около 750 м. и ширина около 360 м.) определила и начертание будущих крепостных сооружений: цитадель в форме шестиконечной звезды.

Изначально крепость строилась для защиты русских земель от Швеции. Из-за постоянной угрозы нападения неприятеля строительство, которым руководил лично император, проводилось в спешке. Чтобы ускорить возведение форта, Петр распорядился согнать на строительство крестьян из окрестных деревень. К работам были подключены даже каторжники.

Строили Петропавловскую крепость так: сначала разрушали участок земляной крепости, рыли под фундаменты котлованы глубиной около 2м., в дно забивали сваи, и после этого из обожжённого кирпича клали стены, высотой 10 – 12м. и шириной до 20м. Наружную поверхность штукатурили и красили в брусничный свет. Оборонительную систему с запада и востока замыкают Иоанновский и Алексеевский равелины, а два моста — Иоанновский и Кронверкский — соединяют Заячий остров с Петроградским.

Только в 1740 г. крепость была окончательно облачена в камень, но с течением времени кирпичные стены начали разрушаться от непогоды и обрели довольно неприглядный вид. Поэтому, по указу Елизаветы Петровны наружные стены были облицованы известняковыми плитами, а в 1779 г. со стороны Невы, по приказу императрицы Екатерины Второй стены были отделаны гранитным камнем.

Свой окончательной вид крепость приняла в 1787г. после завершения Н. Львовым архитектурного оформления ножного фасада Невских ворот. А в конце 19 века ее оборонительные рвы были засыпаны.

29 июня 1703 г. в центре Петропавловской крепости заложили небольшую деревянную церковь во имя апостолов Петра и Павла, на месте которой в 1712–1732 годах возвели каменный собор. Собор служил усыпальницей царствующего Дома Романовых. Здесь похоронены русские императоры и императрицы от Петра I до Николая II, за исключением Петра II и Иоанна VI. С собором крытой галереей соединена Великокняжеская усыпальница.

А вы знали, что военное предназначение Петропавловской крепости так ни разу не было использовано? С момента основания сооружение ни разу не отражало нападение врага. Этого удалось добиться за счет Кронштадтской крепости, которую построили примерно в то же время.

Поэтому уже в 18 веке крепость стала местом заключения государственных преступников, в 19 — главной политической тюрьмой России. Здесь томились царевич Алексей и княжна Тараканова, декабристы и народовольцы, писатели Ф.М. Достоевский, Н.Г. Чернышевский и Максим Горький, министры царского правительства. При императоре Александре I крепость впервые была открыта для посетителей.

Сегодня на территории Петропавловской крепости находится основной выставочный комплекс Государственного музея истории Санкт-Петербурга. В его состав входят Петропавловский собор, Великокняжеская усыпальница, Церковный дом, Ботный дом, Комендантский дом, Инженерный дом, здания Тюрьмы Трубецкого бастиона, бастионы, куртины, равелины и другие здания и сооружения.

Источник

С чего начинался Санкт-Петербург, или история Петропавловской крепости

По словам историков, город Санкт-Петербург начал свое существование с постройки Петропавловской крепости. Возникла она благодаря тому, что в войне России и Швеции в 1703 году на отвоеванных невских землях нужна была крепость, которая смогла бы обеспечить надежную защиту. Место для неё выбрали на Заячьем острове. Так, в мае 1703 года началось её строительство. В этот день празднуют день рождения Санкт-Петербурга. Сегодня она является достопримечательностью города, с которой связана вся история Санкт-Петербурга.

Проект Петропавловской крепости принадлежит самому царю Петру I. Он сделал её в виде неправильного шестиугольника, вершины которого соединялись куртинами. На каждой грани фигуры расположены бастионы. Они были названы в честь царя и его ближайших придворных: Государев, Нарышкин, Трубецкой, Меньшиков, Зотов и Головкин. В октябре 1703 года крепость была освящена в православный праздник Покрова Пресвятой Богородицы. В этот же день был поднят Андреевский флаг на Государевом бастионе.

Первоначально Петропавловскую крепость сделали из дерева, но с 1706 по 1740 года она была перестроена под руководством Д. Трезини в каменную.

Центром крепости стал известный Петропавловский собор. А самым высоким зданием Санкт-Петербурга по сегодняшний день является колокольня со шпилем из золота (высота – 122,5 метра). Собор украшает фигура летящего ангела, который стал символом города. Одно время крепость стала усыпальницей монахов России. Даже сам царь Петр I похоронен у её стены.

Предназначение Петропавловской крепости первоначально было оборона города, но она никогда не выполняла эту функцию. Через некоторое время после её строительства крепость стала тюрьмой. Её узниками были царевич Алексей, А. Радищев, княжна Тараканова, Ф. Достоевский, Н. Чернышев, М. Горький и декабристы. В 1917 году в ней побывали царские министры, которые побывали на постах и члены правительства.

Сегодня же Петропавловская крепость стала музейным комплексом под названием «Петропавловская крепость», где посетителям предлагают посетить усыпальницу рода Романовых в Петропавловском соборе. Здесь похоронены Петр I и все царицы, и императоры до Николая II, за исключением Иоанна VI и Петра II. Кроме этого, сегодня предлагается посетить Комендантский дом, в котором вы узнаете историю Второй столицы. В Трубецком бастионе работники музея расскажут и проведут экскурсию по известной политической тюрьме России в период правления царей. Кроме всего этого, каждый день рядом с Петропавловской крепостью в 12:00 стреляет сигнальная пушка. Пусть это будет холостой выстрел, но он правдоподобно передает традицию времени правления Петра I. Таким образом, сообщалось жителям города о наступлении обеденного времени.

Один из крупнейших музеев Санкт-Петербурга принимает посетителей с четверга по пятницу с 11:00 до 18:00. Выходным днем является среда. Билеты в Петропавловскую крепость можно купить вплоть до 17:30, а потом касса закрывается. Добраться до неё своим ходом очень просто: выход со станций метро Горьковская или Спортивная, и направляться прямиком на Заячий остров.

Если вам понравилась эта публикация, ставьте лайк ( 👍 — палец вверх) поддержите наш проект, подписы вайтесь на наш канал и мы будем писать больше интересных и познавательных статей для Вас .

Источник

Градостроительство по-царски. Как, из чего и какими силами Петр I создал свой город

Сколько всего создал Петр Великий, не поддается простому перечислению, но самое его значительное творение, которое не только живет уже более трех веков, но и активно развивается, — это, конечно, город, который создан его руками, по его чертежам, носит его имя и который император фактически подарил сам себе на день рождения. Этот город многие считают одним из красивейших на Земле.

«То, что Петр I, основав Санкт-Петербург, лично участвовал в строительстве и контролировал всех и вся, — это точно. Насколько он был архитектором — вопрос. Тогда еще даже такой профессии не существовало в нашем восприятии этого слова. Но он делал город — новый, под себя», — отмечает главный научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга Марина Логунова.

Дата основания Санкт-Петербурга хорошо известна — 16 (27 по новому стилю) мая 1703 года. Именно в этот день на одном из островов только что отвоеванной у шведов территории на берегах Невы заложили деревянную крепость, которую Петр назвал Санкт-Петербургом.

«На закладке первой дерево-земляной крепости самого Петра не было. Тогда еще не понятно было, наши земли или не наши: может, их шведы отвоюют», — говорит Логунова. Закладка каменной крепости, как отмечает историк, состоялась, когда уже стало понятно, что здесь будет город, что граница государства отодвинулась за Нарву, уже появились корабли молодого российского флота и Северная война стала разворачиваться в более благоприятном для России ключе.

«Именно в день своего рождения в 1706 году Петр начинает строительство каменной крепости Санкт-Петербург, кладет закладной камень, начинает перестройку крепости в камне», — уточняет Логунова.

Чертежи с отпечатками пальцев

Поскольку город строился с нуля, Петр смог воплотить в нем принципы европейского строительства и применить собственные знания и «шпаргалки» из иностранных книг. Строительство Санкт-Петербурга должно было вестись, по его замыслу, не стихийно, а по плану (который тем не менее постоянно менялся по воле царя и под влиянием обстоятельств), здесь же впервые в России внедрялась практика типовой застройки.

«Не получив стройного образования, Петр Великий всю жизнь продолжал учиться самостоятельно. И помочь ему в этом были призваны книги из его библиотеки. Важным подспорьем в работе царя-зодчего оказывались теоретические трактаты Витрувия, Палладио, Скамоцци, Виньолы», — указано в опубликованном исследовании петербургского Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА).

По оценке исследователей, Петр активно применял чертежи, воспроизведенные в европейских изданиях, и этим легко объяснить наличие в петровской архитектуре «голландизмов», «галлицизмов» и «англицизмов».

«Замечательно, что большинство книг из библиотеки Петра, посвященных строительству и архитектуре, явно были в работе — на их полях пометки, надписи, переводы иностранных текстов на русский язык того времени. Некоторые листы затрепаны. Нижние углы даже очень ценных фолиантов в буквальном, а не в переносном смысле слова хранят следы рук Петра — характерные, сильно удлинненные отпечатки запачканных работой пальцев. Он пользовался своей библиотекой как инструментом энергичной архитектурной и строительной деятельности, используя ее в качестве источника идей, почерпнутых из практики современной ему европейской архитектуры барокко и классицизма», — говорится в исследовании КГА.

Французская архитектура Петру не нравилась, потому что дома строились не из кирпича, а из камня и имели, на его взгляд, мало украшений, но несмотря на это, создание градостроительного плана было поручено французу Жану-Батисту Леблону, назначенному генерал-архитектором Санкт-Петербурга.

Что касается участия самого Петра в строительстве, то, по оценке одного из ведущих современных историков петровской эпохи Евгения Анисимова — профессора Санкт-Петербургского филиала ВШЭ, главного научного сотрудника Санкт-Петербургского Института истории РАН, «он, скорее, выполнял роль архитектора, прораба, иногда показывал, как и в каком направлении нужно делать работу».

«В журналах Петра есть такое выражение: «гулял по работам», то есть даже в свободное время он прохаживался в компании со специалистами по стройке, нередко ехал с ними же на объект и обсуждал технические детали. Так, строительство Кунсткамеры оказалось провальным, один архитектор сменял другого, и последнее слово осталось за Петром. Известно, что он бывал с Меншиковым в мастерской архитектора Леблона, где они обсуждали чертежи, а главное — модели зданий», — рассказал Анисимов.

Исполняя волю Петра, Леблон поместил административный центр города на Васильевском острове, в результате чего возвышенные сухие берега будущей Литейной части и Выборгской стороны оказались за городской чертой, а стройку следовало развивать на болотистых, полузатопленных западных землях Васильевского и Адмиралтейского островов.

Впоследствии Петр не раз высказывал недовольство планами Леблона и требовал их изменить

Лучшим образцом застройки города Петр I считал голландскую архитектуру, которая к тому же создавалась в сходных климатических условиях — а жалобы на погоду в Петербурге пошли с первых месяцев его существования. Сподвижники Петра жаловались на слишком длинный световой день — «солнце здесь зело высоко ходит» и на подъем воды.

Самого Петра, строившего на берегах Невы свой, как он его называл, «парадиз», эти погодные явления не смущали, а даже веселили. В сентябре 1706 года он описал, как у него в комнатах стояла вода, а на противоположной стороне по улицам, как по реке, на лодках плавали люди. Но Петру «зело было утешно смотреть, что люди по кровлям и по деревьям будто во время потопа сидели».

Петербург начинался со стилизованной русской избы

Первой гражданской постройкой в Санкт-Петербурге стал дом его основателя, который сколотили за три дня напротив того самого первого строения — крепости, которая впоследствии стала называться Петропавловской.

Здание получило название «Первоначальный дворец Петра Первого». Его построили по старинным русским образцам — на две светлицы, соединенные между собой сенями. Бревна снаружи обтесали, сделали плоскими, окрасили масляной краской и расписали под кирпич. Окна прорубили широкие, по голландскому образцу.

Этот скромный деревянный домик до сих пор стоит и охраняется все века существования Петербурга как величайшая реликвия — его специально облачили в каменный футляр, чтобы защитить от непогоды и прочих неблагоприятных факторов. Это единственная сохранившаяся в Петербурге деревянная постройка начала XVIII века.

«Он назывался «Первоначальный дворец», «Красные хоромы». Дворцом Петр называл домик именно с расчетом на будущее, потому что город должен был расти, прирастать дворцами настоящими. Петр жил в нем пять лет, пока строился Летний дворец. Здесь уточнялись и рождались планы города, планировка Летнего сада», — рассказал генеральный директор Русского музея Владимир Гусев.

Именно по этой причине Первоначальный дворец и раскрасили под кирпич. «Петр торопил события, думал о будущем», — добавил Гусев.

Вокруг Петропавловской крепости спешно велась застройка, возводились деревянные и мазанковые дома, на фасадах которых, как и на домике Петра, имитировалась кирпичная кладка. По замыслу, это придавало Петербургу вид каменного города.

Строительство из подручных материалов

«Безусловно, город не мог строиться сразу из камня — это потом уже было принято решение, Петр издал указ о запрещении каменного строительства во всей стране, кроме Петербурга. Сначала и в землянках жили, и деревянное строительство было», — объясняет Марина Логунова.

При этом, как отмечает Евгений Анисимов, материалы для городского строительства было сложно достать в местности, которую выбрал Петр: сплошное болото и леса.

«Главные материалы все были завозные — камень (дикарь), песок, известь, дерево (хотя поначалу рубили сосны по островам — на месте Академии художеств был сосновый бор), изразцы и кирпич везли из Голландии, пока голландцы не построили кирпичный завод, фашины (связки прутьев для укрепления насыпей) резали по болотам, а главное — били сваи, тысячи свай. Все главные здания вдоль Невы стоят не просто на сваях, а на «островах» из плотно забитых друг возле друга свай», — сказал Анисимов.

Поначалу Петр I хотел массово строить в городе фахверковые дома (фахверк, нем. fachwerk — каркасная конструкция с несущей основой из наклонных балок, при этом балки видны снаружи, что придает дому характерный вид — прим. ТАСС). Это один из самых известных в Европе стилей, который зародился еще в XV веке. Но на каком варианте остановились в итоге — увы, остается тайной.

«Искусствоведы спорят о том, какие фахверковые дома у нас возникали: были они похожи на украинские мазанки или это фахверковые дома наподобие западноевропейских? Но тут возникает сомнение: если это дома наподобие западноевропейских, то почему ни одного такого дома не сохранилось?» — рассуждает Логунова.

Фахверковый дом, в основе которого каркас из бревен, заполняемый камешками, глиной и кирпичами, мог стоять не один десяток лет, а может быть, и не одну сотню, считает историк.

Как предположил профессор Анисимов, от идеи фахверка пришлось отказаться, поскольку технология не оправдала себя. «Стало ясно, что в Санкт-Петербурге это не проходит — холодно, фахверк промерзает, или просто строили быстро и плохо», — считает он.

Что могли себе позволить «подлые»

«Образцовые дома — это просто, и не надо ничего придумывать. В зависимости от своего статуса, материальных возможностей человек должен был, приходя в канцелярию, получать от архитектора Доменико Трезини некий план и по этому плану дом возводить. Потом это красиво называли «дома для именитых», «дома для зажиточных». Самые простые — «дома для подлых» — не в том смысле, что подлый человек в эмоциональном смысле слова, а тот, который подать платит. Но никто так не говорил в XVIII веке, это более поздние названия, искусствоведческие. А в конечном счете все сводилось к тому, что человек мог себе позволить. Это то, что мы и сейчас видим», — рассказывает Марина Логунова.

На территории Петропавловской крепости до нашего времени остались два образцовых дома для зажиточных и для именитых — это Инженерный дом и Комендантский. Жилища для подлых не сохранились, потому что это были маленькие домишки, которые уже много раз перестроены. Их остатки попадаются сейчас только археологам.

Не шведы, не финны и не каторжники

В 2014 году при проведении раскопок на участке между Сытнинской, Кронверкской улицами и городской застройкой вдоль Кронверкского проспекта и Сытнинской площади археологи Института истории материальной культуры РАН нашли коллективное погребение начала XVIII века и деревянные постройки и сооружения.

Научная обработка археологических находок показала, что люди, погребенные в этом месте, были первыми строителями Санкт-Петербурга. Антропологические исследования останков подтвердили, что у них был особенно развит плечевой пояс — это говорит о том, что они совершали тяжелые рубящие движения, причем они именно работали топором, а не другими предметами.

Современные исследователи также установили, что в основном строителями Петербурга были крестьяне, выходцы из европейских областей России — северо-запада, Поволжья, а также карелы и ижоры, а не пленные шведы, финны и каторжники, как считалось ранее.

Среди них было много мужчин в возрасте до 20 лет и старше 40 лет — и почти нет людей трудоспособного возраста от 20 до 40 лет. Это, по мнению ученых, говорит о том, что крестьяне, несмотря на указ царя, старались уклониться от работ по строительству Петербурга, посылая на них либо совсем молодых, либо уже представителей старшего поколения. Указ Петра I от 1 марта 1704 года требовал ежегодной присылки на строительство Санкт-Петербурга 40 тыс. человек. Указ действовал до 1718 года.

«Проблемой было поселение рабочих. Они жили в землянках, и Петр предписал за одно лето построить 500 однотипных деревянных домов. Это был выход, он соответствовал русской традиции — рубили сруб, помечали бревна, перевозили на место и собирали как конструктор. Но вообще, строили плохо — лес сырой, несколько раз город перестраивали, спешили», — отмечает Анисимов.

Низкие потолки для высокого царя

Город очень быстро разрастался: строительные работы велись по сменам, не прекращаясь. Помимо жилых домов и дворцов строились соборы, портовые сооружения, промышленные и торговые объекты, велось благоустройство, улицы мостили камнем, создавались сады, которым Петр придавал большое значение. На противоположной от Петропавловской крепости стороне Невы уже с 1704 года строилась верфь — Адмиралтейство.

Выдающимся зданием Петербурга того времени был Меншиковский дворец, который по роскоши превосходил любое, даже царское жилище. Тогда он назывался посольским и служил для приемов и официальных церемоний. Но представление о том, что Петр I позволял своим приближенным жить в роскоши, а сам скромно ютился в маленьких домах, ошибочно.

«Почему Петр строил для себя скромные дома? Он любил низенькие потолки, уют, шел от голландских образцов, да и протапливать было легче. Но это не были скромные, простецкие помещения. Они были богато украшены, отличная мебель, изразцы — посмотреть хотя бы Зимний дворец Петра в Эрмитаже. Меншиковский дворец только формально был Меншикова, это был дворец приемов, и когда Петру было нужно, он забирал оттуда мебель, посуду», — объяснил Анисимов.

К концу жизни Петра в Санкт-Петербурге было уже 6 тыс. зданий, а население достигло 40 тыс. человек. Уклад их жизни был совершенно не похож на то, к чему они привыкли в старых городах. Вместо замкнутого образа жизни им приходилось часто общаться, встречаться на ассамблеях, театральных представлениях и других собраниях, для которых была приспособлена инфраструктура молодого Петербурга. Поначалу многие воспринимали переселение в Петербург как неудобство и ссылку, но за несколько десятков лет отношение поменялось.

«При Петре I это было болото, назначенная столица, куда никто не хочет ехать, но ехать надо. К столетию Санкт-Петербурга в 1803 году уже выросло несколько поколений жителей, которые воспринимают этот город уже не как ссылку, а как родное место», — отметила главный научный сотрудник Музея истории Санкт-Петербурга.

Сейчас, спустя более трех веков, по духу и виду город остался совершенно неподражаемым творением первого российского императора, как ни странно, до сих пор развивающимся в соответствии с планами, которые он обозначил. И здания, и события, и люди в нем хранят и продолжают традиции, заложенные Петром Великим.

Екатерина Андреева, Анастасия Стрепенюк

Источник

admin
Оцените автора
Строительство: баня и сауна
Adblock
detector