Анекдоты про строительство дорог

Анекдоты про строительство дорог

Дорожники объяснили зачем они ремонтируют дороги по два раза в год –
весной они укладывают летний асфальт, а осенью – зимний, более мягкий.
Теперь автомобилистам не надо менять покрышки, о них уже позаботились.

Нюшка: о, дорожники приехали, встали посередине дороги.
Марина: что делают?
Нюшка: пробку делают.

Глава ГК «Автодор» Сергей Валентинович Кельбах объяснил почему в России нет хороших дорог.

В рамках конференции, посвященной олимпийскому дорожному строительству в Сочи, чиновник ответил на вопросы журналистов, касающиеся в том числе и общего состояния дел в отрасли. Вину за быстрое разрушение дорог Сергей Валентинович возложил на климат Матушки–России и ее фауну.

Прежде всего председатель правления госкомпании подверг сомнению способность иностранных компаний заменить российских дорожных строителей:
«Вот мне говорят, что иностранцы готовы придти и строить нам дороги. А они знают, что у нас за климат? Какие у нас условия эксплуатации дорожного покрытия? У нас зимой — холодно, летом — жарко, ночью — темно, а днем — светит солнце. Какие европейские страны обладают соответствующим опытом работы в таких условия? Никакие.

Были у меня в офисе импортные специалисты, приносили проекты, показывали чертежи. Рассказывали, как будет все хорошо, когда мы им заказ отдадим. Но все куда–то пропали, когда их на согласование в ГИБДД направили. Мне потом рассказывали, что они не могли выполнить элементарные требования МВД: сделать из пяти полос две на подъеме, в чистом поле поворот нарисовать, за которым можно машину патрульную незаметно поставить. У нас, говорят, все чертежи правильные, их институт целый разрабатывал, — почему мы должны слушаться какого–то майора, окончившего юридический колледж? Так что никто кроме нас, россиян, дорог в России не построит».

Дальше специалист рассказал, почему дороги в России так быстро разрушаются:
«Дороги у нас надежные и служат долго, гарантийный срок на них дается 25 лет, как в Европе, но там климат более мягкий, предназначенный для строительства дорог, если можно так сказать. У нас же условия более жесткие, поэтому дорожники вынуждены в асфальт добавлять специальный гудрон, который демпфирует суточные и годовые температурные колебания, не позволяя дороге ломаться. Да, дорожное полотно «ползет», но держится там, где его положили, достаточно точно. И все это благодаря особому веществу, которые не пять копеек стоит, между прочим.

Но есть серьезная проблема, которая портит радостную картину дорожного хозяйства. Супергудрон распадается под воздействием экскрементов животных, особенный вред наносят нашим дорогам перелетные птицы. Одна капля, оставленная пролетающей птичкой, разрушает гудрон на площади до 120 квадратных метров. Во время дождя область поражение увеличивается в 5–7 раз. Что происходит с дорогами в России во время осенней и весенней миграции даже страшно себе представить».

В минувшие выходные поехали на дачу на велосипедах. Частью нашего маршрута является узенькая дорога (по одной полосе в каждую сторону), соединяющая Киевскую и Калужскую трассы. Дорога эта, как и все подмосковные, уже не помню когда капитально ремонтировалась, зато свежую разметку дорожники рисуют каждую весну. Дорога, хоть и раздолбанная, но достаточно оживлённая – вдоль много разных населённых пунктов.
У нас на пути затяжной подъём. Прежде чем крутить педали в гору эти полтора километра, решили устроить небольшой привал, благо термос с чаем и бутерброды в рюкзаке имелись. На обочине метрах в двадцати от нас стоит гаишник. И ему очень хорошо видно всё происходящее на этом полуторакилометровом отрезке. А происходящее заключается в следующем: сверху по середине полосы медленно плетётся трактор «Беларусь», который по виду, наверное, ещё при Хрущёве кукурузные поля вспахивал. Пересекая одинарную сплошную, этот трактор по встречке обгоняет водитель легковушки, которому лень ехать за трактором с черепашьей скоростью. То, что дальше засада, водителю из за трактора не видно, зато гаец прекрасно наблюдает факт выезда на встречную полосу. Ну а далее, думаю, понятно – властелин полосатых палочек останавливает нарушителя и приглашает в служебный автомобиль на приватный разговор. Казалось бы обычная ситуация, НО! Когда трактор поравнялся с гаишником, тот показал трактористу какие-то жесты на пальцах, крутанул палкой «возвращайся на исходную», трактор развернулся и резво поехал в гору, чтобы очередного водителя провоцировать на нарушение правил. За те 15-20 минут, пока мы гоняли чаи, по той же схеме были остановлены ещё два автомобиля. И, надо заметить, ни гайца вместе с сидящим в машине его компаньоном, ни водителя трактора совершенно не смутило присутствие рядом наблюдающих за происходящим двух велосипедистов.

P.S. Чтобы не было обсуждений на тему «как же так, ведь обгон медленно едущих транспортных средств не запрещён», поясню. Обогнать задерживающий движение трактор действительно можно, даже если висит знак «обгон запрещён». Но это при условии, что не пересекаешь сплошную линию разметки. А если пересёк сплошную, это уже не обгон, а выезд на встречку, и попахивает это лишением прав. Так что, полагаю, жертвы вышеописанного двумя сотнями рублей явно не отделались, а эти гайцы (и их начальники) с семьями проведут летние отпуска на дорогих курортах. Да и тракторист своё заработает.

Ура, универсиада закончилась.
Казань начала возвращаться к привычному ритму жизни.
Первые очухались строители — начали отстраивать дома, у которых было только 3 стены: фасад и 2 боковые. Это чтобы проезжающие на большой скорости высокопоставленные делегации радовались приятному виду улиц. Но универсиада закончена, и бетоно-миксеры опять залетали по улицам, разбивая идеально-гладкий асфальт (все спорили, сколько он пролежит — 2 недели или 2 месяца). Джамшуты и Равшаты, затаившись на 2 недели, опять вылезли со своими отбойными молотками, взламывая идеально ровный бетон для того, чтобы на его место положить кривой.
Как этому обрадовались дорожники. Каждый год 2 раза — весной и осенью — они заливали ямки на дорогах (площадь которых была в 2 раза больше самих дорог) своим гавнобитумом, чтобы через полгода залить его туда же. Ну как же — это стабильный бизнес мэрии, наши херовые дороги, как же без них бюджет расходовать? Вот, в помощь джамшутам, равшатам и бетономиксерам появились асфальтоковырялки. Расковырять и залить гавнобитумом! Чтобы через полгода получить свой кусок бюджета для повторного восстановления дорог.
Гаишники. Это отдельный пункт. На период универсиады согнали гейцов со всех окрестных республик. И каждый в меру своей испорченности или испорченного настроения пытался брать или не брать взятки. Потом они разъехались — и опять заработал ГИБДД-бизнес Татарстана, где все поставлено на поток, официально, и деньги через аренду средств фиксации нарушений пдд текут в правильный карман. И где гибдд стимулирует этот бизнес своим бездействием и стабильным потоком нарушений.
Вздохнули врачи — их, наконец-то, отпустили в отпуска. Обернулось это афигенными очередями в поликлинниках к терапевтам, которым пришлось брать по 3-4 участка от своих отдыхающих коллег.
Вздохнули учителя — их, как бесплатных рабов, тоже отпустили в отпуск. А так — махали флажками и метлами на мероприятиях.
На следующий после универсиады день вышли из подполья дорожные пидарасы — двойная сплошная, проезд на красный, превышение скорости — им похер, нам как обычно. Казань — город дорожных пидарасов. В форме и без нее, по разные стороны баррикады (официально), но с одинаковыми интересами.
В общем, Казань возвращается к нормальной жизни. Осыпаются фасады, проваливаются дороги, камеры фиксируют все нарушения пдд, но нарушений меньше не становится, очереди в больницах, целые улицы муляжей (улица Каюма Насыри, построены за 3 месяца «памятники архитектуры», улица залита бетоном, по ней водили Путина и Медведева, втирали им эти муляжные памятники).
Как и положено, ГАВНО, которое прижилось в Казани, вернулось на свои места. Все при деле, все при кормушке.
Ура, универсиада закончилась.

Источник

Анекдоты про строительство дорог

В Америке сейчас — протесты против Трампа. Калифорнийские хлопцы срочно ищут, за что бы еще зацепиться хвостами. А мне все это напомнило поучительную историю про недавнего мэра Торонто. Как и Трамп, он пришел из бизнеса. Как и Трамп, он болтал то, о чем не надо. Об иммигрантах. Коррупции. Неприкасаемости политиков. И, возможно, его судьба станет калькой для Трамповой. Это был Роб Форд.

До избрания мэром Роб десять лет представлял свой район. Периодически о нем писали. Неизменно с ухмылками. Еще бы, такой популист. То он за свой счет создаст школьную футбольную команду. То вместо положенных ему 60 тысяч в год на содержание оффиса истратит только две. То раз в год устраивает для всех бесплатные барбекю у себя во дворе.
А в 2010 его избрали мэром. С огромным перевесом. К удивлению и ужасу прогрессивной интеллигенции. Потом вроде подуспокоились. Пока Форд не стал претворять в жизнь то, что обещал. Ключевым же было слово «метро».
Дело в том, что существующее метро (subway) — это старые и немногочисленные линии, неглубокого заложения, периодически выходящие на поверхность. Со времени его строительства город сильно разросся, и утренне-вечерние автомобильные пробки стали обыденностью даже на хайвэях. Так вот, Роб Форд посмел утверждать, что только строительство дорог под землей — это единственный способ кардинально решить проблемы с заторами. Ему в противовес выступало сплоченное лобби сторонников LRT. Это абревиатура для скоростного трамвая. Он представляет собой огражденные рельсы, проложенные по центру существующих улиц. Иными словами, для борьбы с пробками следует улицу еще заузить, чтобы впендюрить туда трамвай, и заодно резко сократить число разворотов (ведь трамвайный забор мешает). На время строительства улица сжата еще больше, а это год-два ада для водителей. Кроме того, LRT строится участками. То есть вдруг появляется 6-8 остановок, и все. То есть мысль о том, что люди, как правило, ездят на работу дальше этой длины, исключена.

Но у этого, мягко говоря, нелогичного решения есть только одно неоспоримое преимущество. Откаты. Всем ясно, что такие линии долго не протянут. А значит — что? Бабло можно собрать моментально, немеряно и безнаказанно.
И вот началась борьба. Форд стоял на своем и не желал вкусить от пирога. Небольшие бизнесы, расположенные вдоль дорог, поддерживали мэра, но их никто не слушал. И тогда началось! Либеральная пресса радостно взвыла. «Мэр Торонто ненавидит пидоров!». Да, он демонстративно не посещал самый большой в Северной Америке гей-парад. «Роб Форд — наркоман!» Да, он покуривал крек (заметьте, в нерабочее время). «Форд ненавидит женщин!» Да, Роб высказывался против гендерной и расовой квоты на прием в государственные организации.
Атаки шли за атаками. Верещали ведущие на радио, хихикали хорошо одетые люди по телеку, а газеты тех лет просто физически пахли дерьмом. Подключилась полиция с ее дурацкими «расследованиями». Роб Форд ушел. Вскоре открылось, что у него рак (для заглушения болей, он, кстати, и бухал, и курил кокаин), и он умер.

Имя теперешнего мэра, уверен, не знает больше трети торонтовцев. Тихий, образованный, устраивающий всех человек.
Зато построены первые линии LRT. Заполнены на 10-15 процентов. Считается, что окупятся за 96 лет.

О ДУРАКАХ И ДОРОГАХ.
Навеяла история о происхождении слова «ХЕР».
Было это в 2006 году, в одном из пригородных сел города Севастополя. Получила как-то местная организация «Меджлис» от заморских спонсоров кругленькую сумму на обустройство быта крымских татар, а именно на строительство дорог. Дороги, как признак цивилизации, вещь крайне необходимая, особенно во вновь образованных поселениях. Ведь, как известно, строительство новых дорог на постсоветском пространстве прекратилось вместе с существованием СССР.
Выделенных денег хватало на постройку дорог в небольшом микрорайоне, но спонсоры требовали строительства по европейским стандартам, а это означало наличие дополнительных затрат. Прибавив к затратам сумму причитающегося отката (наивные спонсоры этого не учли) выходило, что осчастливить «евродорогами» получается всего две улицы. Ну две так две, все лучше чем ничего, решили представители Крымского меджлиса и практически вслепую, ткнув пальцем в карту района, выбрали улицы. Не лишним будет заметить, что даже с завязанными глазами они безошибочно находили на карте места проживания своих ближайших родственников. Но речь не об этом. После выбора улиц был заказан проект и объявлен тендер на строительство…
Первые признаки недоверия появились у жителей осчастливленных улиц после известия, что тендер выиграла дорожно-строительная компания из другого региона. Но их бдительность была усыплена бурной деятельностью дорожных строителей. Вначале по утрам жители стали обнаруживать на своих улицах диковинную технику, привезенную ночью. Затем и днем и ночью грохот этой техники не давал спать всей округе. Но люди терпели, ведь все это происходило для их же блага. И лишь завистливые жители соседних улиц, глядя на масштабы развернутых работ, с сарказмом вопрошали: «А не международную ли магистраль Киев-Стамбул здесь строят?». И вот когда счастливые обладатели евродороги стали закупать для своих чад роликовые коньки (дабы их дети стали первыми испытателями нового блага), все внезапно прекратилось. Первыми исчезли строители, а за ними так же как и появилась, ночью, исчезла техника. Строительство дороги по сей день не закончено. Причина произошедшего банальна, как и вся моя история. Кончились деньги. Но суть в том, что тендер на строительство выиграла Херсонская дорожно-строительная компания. Сокращенно – «ХЕР ДОР СТРОЙ». Поистине название компании соответствует качеству ее услуг…
И еще. Мне почему-то кажется, что услугами этой компании пользуются во многих регионах нашего многострадального СНГ…

На деньги, вырученные от строительства дорог в России, таджики нанимают китайцев для строительства дорог в Таджикистане.

Глава ГК «Автодор» Сергей Валентинович Кельбах объяснил почему в России нет хороших дорог.

В рамках конференции, посвященной олимпийскому дорожному строительству в Сочи, чиновник ответил на вопросы журналистов, касающиеся в том числе и общего состояния дел в отрасли. Вину за быстрое разрушение дорог Сергей Валентинович возложил на климат Матушки–России и ее фауну.

Прежде всего председатель правления госкомпании подверг сомнению способность иностранных компаний заменить российских дорожных строителей:
«Вот мне говорят, что иностранцы готовы придти и строить нам дороги. А они знают, что у нас за климат? Какие у нас условия эксплуатации дорожного покрытия? У нас зимой — холодно, летом — жарко, ночью — темно, а днем — светит солнце. Какие европейские страны обладают соответствующим опытом работы в таких условия? Никакие.

Были у меня в офисе импортные специалисты, приносили проекты, показывали чертежи. Рассказывали, как будет все хорошо, когда мы им заказ отдадим. Но все куда–то пропали, когда их на согласование в ГИБДД направили. Мне потом рассказывали, что они не могли выполнить элементарные требования МВД: сделать из пяти полос две на подъеме, в чистом поле поворот нарисовать, за которым можно машину патрульную незаметно поставить. У нас, говорят, все чертежи правильные, их институт целый разрабатывал, — почему мы должны слушаться какого–то майора, окончившего юридический колледж? Так что никто кроме нас, россиян, дорог в России не построит».

Дальше специалист рассказал, почему дороги в России так быстро разрушаются:
«Дороги у нас надежные и служат долго, гарантийный срок на них дается 25 лет, как в Европе, но там климат более мягкий, предназначенный для строительства дорог, если можно так сказать. У нас же условия более жесткие, поэтому дорожники вынуждены в асфальт добавлять специальный гудрон, который демпфирует суточные и годовые температурные колебания, не позволяя дороге ломаться. Да, дорожное полотно «ползет», но держится там, где его положили, достаточно точно. И все это благодаря особому веществу, которые не пять копеек стоит, между прочим.

Но есть серьезная проблема, которая портит радостную картину дорожного хозяйства. Супергудрон распадается под воздействием экскрементов животных, особенный вред наносят нашим дорогам перелетные птицы. Одна капля, оставленная пролетающей птичкой, разрушает гудрон на площади до 120 квадратных метров. Во время дождя область поражение увеличивается в 5–7 раз. Что происходит с дорогами в России во время осенней и весенней миграции даже страшно себе представить».

Источник

admin
Оцените автора
Строительство: баня и сауна
Adblock
detector