Монолог михаила евдокимова после бани

Монолог михаила евдокимова после бани

«Баня-2» (Монолог. Это пародия, на самый первый рассказ Михаила Сергеевича Евдокимова)
• Юрий Софин
28.11.2008 г.

Не помню, чё рассказывать? А, всё, вспомнил, иду с бани, или в баню, или по бани ходил просто тода… нет, с бани… Точно с неё, одетый был, я всегда когда одетый иду, так с бани значит… Главно не знаю, почему я с бани одетый иду, отец, с братьями не одетые ходют… а одетый, и одетый…

Иду, ага, а чё, раз оделся надо идти, чё, я в одежде вот пробовал мыться, ерунда, пуговицы мылиться мешают… Да.

В одежде иду, ну, намыленный… а морда красная вся, как есть, вся красная, уши и то красные… ажно затылок розовый, и лопатки, которые на спине лопатки, такие крылышки маленькие…

Я не знаю, чего у меня на спине эти ну, у отца с братьями не на спине, и у дяди Коли не на спине лопатки, тут, на груди у их лопатки, а у меня на спине ну…

Хотя, нет, у них тоже на спине, это просто когда я их кипятком с заду окатил, у них головы вперёд повернулись, в смысле на зад, и теперь обратно не поворачиваются, ну, заклинило… Так и ходют…

Не знаю я чё рассказывать? Иду с бани, лето кругом, летнее лето, я не знаю чего лето. В другой деревне не лето, там зима, снега там выше карманов, ну… а у нас лето второй год, всё лето да лето, а у них там — зима да зима, тоже года два уже… Они же не пьют, ну…

Иду, дышу, ну… А воздух у нас вкусный, я его, нюхаю носом, я люблю носом нюхать воздух, нюхаю ну, за одно им и дышу, чего просто нюхать, нос переводить, ну…

А у меня видно привычка так дышать, вдохну, подержу в себе, потом выдохну, уже старый воздух, б.у. классно так, ага… Я всегда дышу когда с бани иду, чего просто так воздуха кругом навален не продохнуть, везде воздух, ага… Отец с братом не дышут уже после бани, а я дышу ишо, я же закусил, ага…

Иду с бани, на небо смотрю, а небо у нас большое, ага, взрослое… Прям, вот у нас небо, оно во всё небо… от края и до края, ну, его отовсюду видно, да, я в Москве был, в Новосибирском был, был, ну, везде его видать, ага…
Не знаю, почему там то его видать — загадка… Так, растянули подлюки наше небо, по всем городам, над деревней так оно скоро лопнет…

А Египет я по телевизиру видел смотрел, обалдел я весь, и там у их оно, небо наше, а это вёрст четыреста от нас на мотоцикле, ну, не меньше конешно…

Вот честно слова, и там тоже небо наше видать, хоть мене перекрестться што ли, перед Ну, о как, в Египет мать. Я другой раз на небо и не смотрю, боюсь сглазить, ага.

Я раз корову сглазил, чё, ой жалко до сих пор, она сметаной сметана была тугая у неё, тугая, да туже ишо даже, тугее тугого… Её нечем нельзя с банки взять было, ага, ни ложкой, ни вилкой, ни отвёрткой, дрелью нельзя было взять даже, да. Повезло с коровой, Ой, скоко я банок не просверлённых… Хорошая сметана, шесть зубов об её сломал… Ага, а потом сглазил, как дал ей в глаз,

— Когда.— говорю,— доится будешь, пожиже маленько божья коровка! Он перепугалась, замуж вышла сразу, уехала ну…

Ой, чё рассказывать? Хорошо у нас с бани ходить, ага…

Иду, туман, такой настоящий, мужской, толстый, о, у нас туман, такого тумана нигде нет, ага, он толстый, прям другой раз, с утра, в охотку, окошку откроешь, кусок тумана отрежешь себе, бензопилой… другим ни чем его не отрежешь… да, и на хлеб намажешь, топором, с трудом… ну, он туман наш трудно мажется, говорю, толстый он, жирности в ём процентов 96 градусов, как у спирта, да, больше даже, туман импортный, с Кахзахстану его надувает, иногда казах какой застрянет, ну…

Вот, поешь туману, и сытый ходишь, и выпивши… От туману так, да, тока жена не верит што от его так хорошо, да, а так все верят другие… У моего дома, тока такой туман валяется, у отца с братьями нету такого, у них туман, градусов тридцать пять от силы, разбавляют, конечно, невтерпеж, ну…
Тока у меня такой чистый, крепкий… Всё с туманна, водку я не пью, у меня на неё болезнь, аллергия, вот я литр её выпью — ишо ни чё, а если два — так ишо мне лучше… Болею потом — с рассолом ведром…

Ну, я опаньки, сверну себе, ковёр какой надо, а то и два, сначала конечно пропылесосю его, да, и на плечо, и домой с грибами, ну… Эх, прикольно, я ещё уток возьму штук шесть, без ружья конечно, да! Они у нас ручные, сидят на ветках утки, ну, чё крылья в карманах, им свиснешь:

— Пошли домой ко мне — со мной. Свистеть тока на уметь, кА языком пи… Вот…, ага, они утки, спрыгивают, и за тобой табуном, идут, каркают, с акцентом немного, перелётные же, плохо ишо…

Идут, и прям со мной до дому, сами и в холодильник заходят, кто в суп, кто в кашу, ну кому куда скажешь, по весу выберешь, кому из их куда идти, ага… Они никуда от меня, а куда они от меня у их же не паспортов нет, ни корочек каких, ни денег, говорю же приезжие они, ага… Им бежать, до первого участкового и всё… Воооот…

Так я не про то, вот куда не глянь глаз радуется, после туману если смотреть особливо, ну… Нет не то говорю.

Чё рассказывал-то я? Во, короче иду с бани, и думаю, какая у нас рыба! У других такой рыбы нет, а есть, и красная, и зелёная, и крабы в палочках, и килька, и селёдка, и шпроты, и раки и их старшие братья омары, и креветки с мужьями, и в банках, и просто на разновес, в ладошки дают в магазине… У нас там всякая рыба, ага…

Не знаю чё рассказывать, всё охота рассказать, ну. Иду с бани, по земле, не знаю, почему по земле, ну, отец с братьями они не по земле после бани ходют, они по забору, держатся за его и идут, ага… Один я по земле тока, такой я земляк, ну, держусь за её и иду за землю, занят, там родня всяпо ему идёт, ага…

Вышел с бани, понять ничё не могу в деревни, первый раз я из бани вышел, ну… Чё тут поймёшь, и деревня ишо не наша… Все мимо меня с веслами пробегают, Может туда, где морда краснее ишо моей?!

Может, депутат какой приехал… Был тут один, стока весёл сломали об его мандатину, ну, а ему хоть бы морковка по деревне…

А я иду, морда вся красная, ага, красная вся, тьфу чего я показываю, хотя можно, ага, моя же морда, ну… ну красная, ну вы знаете…

Далеко видать меня, с ней, с мордой, с космоса видать, со спутника, наши космонавты как меня увидят, знают,— суббота… Всё, космонавты сразу на орбите стол накрывают, разливают из тюбиков, огурцы выдавливают, курят, форточки открывши, эти, как их в хворостину-то слона звать, во, люминаторы, ну, а кто из наших на балконе корабля, сидит пивко тянет…

после бани тоже их хорошо видать, Марс его мать Юпитер, Американцы те рулят кораблём, работают, ага, в космосе ничё не делают, наши для других нерусских астронавтов — как деды в армии, мы же раньше их в космос залезли, они то салаги, там считай местные, а как же…

У наших аппаратура зоркая тама, с космоса читать можно, да, газету читать на земле, как говориться в космической поговорке: лучше нет красоты, чем читать с высоты…

Не знаю почему морда красная, главно, у отца с братьями не красная, у соседа не красная, у него жёлтая, он узбек он раньше русским был, ага…

А у меня красная, пока домой не приду, помаду не сотру, а потом она не красная уже, всё, без чё она

Ладно, заболтался, пойду уже чё… В баню, там ждут… Не знаю чего рассказывать?!

Источник

Новости Барнаула

Опросы

Спецпроекты

Прямой эфир

«Морда красная такая»: о чем шутил юморист Михаил Евдокимов

Заслуженному артисту России, бывшему губернатору Алтайского края Михаилу Евдокимову 6 декабря исполнилось бы 62 года. В начале 80-х годов обычный парень из алтайской глубинки отправился покорять Москву. После учебы в областной филармонии он дебютировал на телевидении в программе «Огонек» и моментально стал популярным. Вскоре артиста пригласили в программу «Вокруг смеха». Именно благодаря ей его имя стало известно всему СССР. В последующие годы Михаил Евдокимов активно выступал на телевидении с монологами. Зачастую его героями становились обычные деревенские мужики. По случаю дня рождения нашего прославленного земляка предлагаем вспомнить лучшие выступления Михаила Евдокимова на сцене.

«Первые пародии»

Именно благодаря этому номеру в программе «Вокруг смеха», где он пародирует известных артистов – Владимира Этуша, Бориса Новикова и Юрия Никулина, Евдокимов получил известность. Примечательно, что таких разных по манере поведения артистов, с разными голосами и интонацией он пародирует на одном дыхании, смешно и забавно. Уже позже манера Евдокимова стала пользоваться популярностью у таких юмористов, как Максим Галкин.

«Баня»

Пожалуй, самый знаменитый монолог Михаила Евдокимова. Он рассказывает о своем возвращении из бани. «Солнце светит, башка сохнет. Иду спокойно, отдыхаю. Еще птицы классно пели. Молча иду, никого не трогаю», – говорит он. Именно в монологе «Баня» Евдокимов произносит знаменитую фразу: «Морда красная такая».

«Судьба»

Еще один блистательный монолог, автор которого – писатель Анатолий Трушкин. Михаил Евдокимов от имени старого деда из своего села рассказывает историю жизни: «От судьбы никуда не уйдешь».

«День трезвости»

История про то, как в субботу в одной деревне устроили день трезвости. Одним это решение понравилось, а для других стало настоящей трагедией.

«В раю»

Еще один монолог от Анатолия Трушкина, который он сочинил специально для Михаила Евдокимова. Рассказ алтайского мужика, побывавшего в раю. Герой рассказывает о том, как устроен другой мир и как в раю наливают по сто грамм.

«Изобретатель»

Очередной рассказ Михаила Евдокимова о деревенской жизни. В монологе говорится об изобретателе из деревни, который прочитал все книги в местной библиотеке.

«Тимофей помирает»

Алтайский старец в исполнении Михаила Евдокимова рассказывает о своем односельчанине – соседе, с которым прошла вся их жизнь вместе. Они даже женами обменялись, и вот сосед умирает. Один из самых грустных монологов артиста.

Источник

Оцените статью
Строительство: баня и сауна
Adblock
detector