Новые проекты строительства газопроводов

Наступление СПГ повлияет на планы «Газпрома»?

В прошлом году «Газпром» планировал завершить три экспортных проекта – «Турецкий поток», «Северный поток-2» и «Сила Сибири». Формально завершены два из них. «Северный поток-2» был остановлен санкциями США на последней стадии работ, когда оставалось уложить на дно моря еще 160 км труб.

«Турецкий поток» сдан, сейчас прокладывается его южно-европейское продолжение через Болгарию и Сербию. Но это лишь одна нитка в Южную Европу против прежнего проекта «Южный поток», в котором должно было быть четыре. Вторая нитка «Турецкого потока» – собственно для Турции, которая снизила закупки российского газа в пользу дешевого СПГ. А «Газпрому» даже пришлось разобрать часть трубопровода, который должен был питать «Южный поток». Затраты на укладку, затраты на разборку – кто их считал. «Сила Сибири» должна поставлять в Китай 38 млрд куб. м природного газа в год с восточносибирских газовых месторождений. Но пока поставляет лишь 5 млрд куб. м в год, поскольку для доведения газа до товарного состояния нужно еще построить Амурский газоперерабатывающий завод. А теперь выясняется, что ресурсов Чаяндинского и Ковыктинского месторождений может для него и не хватить.

Завершение трех больших проектов давало надежду, что компания снизит, наконец, капитальные затраты, перестанет кормить подрядчиков, сократит долговую нагрузку и сосредоточится на своей эффективности – это важно в условиях растущей конкуренции и низких цен на традиционных для «Газпрома» рынках. Но не таков наш «Газпром». Едва начался год – и новые планы. Ходили разговоры чуть ли не о строительстве при участии «Газпрома» газопровода из Ирана в Индию, но обошлось. Начинается другой проект – «Сила Сибири-2» в Китай, но уже через Монголию и с западносибирских газовых провинций. И с перемычкой до первой «Силы Сибири», что позволит соединить их в единую систему, гарантировать наполнение и при необходимости даст возможность перебрасывать газ с европейского экспортного направления. А еще – «Северный поток-2», который нужно достроить до конца года, несмотря ни на что. Ни на затраты, ни на риски новых санкций, ни на падение спроса и цен, ни на избыточность уже имеющихся мощностей, ни на то, что «Северный поток-2» можно будет использовать только на половину его мощности из-за ограничений, накладываемых Газовой директивой ЕС. В конце концов, это уже стало делом принципа.

Строительство «Газпромом» новых магистральных газопроводов с их избыточной экспортной мощностью можно было бы считать инвестициями на будущее в расчете на растущий спрос. Если бы не одно большое «но». Газопроводы – проекты с длительным инвестиционным циклом, а газовые рынки меняются. С ростом числа проектов СПГ рынки меняются стремительно и принципиально.

Стратегия построить за свой счет дорогой газопровод, чтобы доминировать на рынке, больше не работает. Диктовать цену, а при случае и политику, больше не получается. С Европой не получается, с Китаем – и не мечтайте. Даже с Украиной это уже не получилось. И даже Беларусь сломалась на газовом вопросе. Никто больше не хочет зависеть от пусть гарантирующего, но монопольного поставщика, если без этого можно обойтись. А с ростом рынка СПГ становится возможно обойтись без этого.

Энергетическая безопасность. Все сейчас озабочены ею. А как обеспечить диверсификацию источников газа? Сколько магистральных трубопроводов нужно для этого проложить из разных стран? Кто, кроме «Газпрома», готов вкладывать в это большие ресурсы? Это дорого, избыточно и неэффективно. Теперь гораздо проще позволить на ближайшем побережье установить 3-4 терминала по приему СПГ с танкеров и для его регазификации, с подключением к распределительным сетям страны. Терминалы могут принимать газ от десятков трейдеров, которые поставляют газ от десятка производителей СПГ. Это – принципиально иная система. Это идеальная система, это – рынок, конкуренция.

Читайте также:  Почему доля в железнодорожном строительстве падает к концу 19 века

При этом СПГ потенциально даже еще более рыночный товар, чем нефть. В мире десятки сортов нефти, каждое месторождение дает свой состав. НПЗ настроены нам переработку ограниченного количества сортов, и перейти с URALS на сланцевую нефть невозможно. Или по крайней мере затруднительно и затратно. Газ же приводится в товарное состояние, и свойства СПГ из разных партий малоотличимы. Поставки взаимозаменяемы, и могут использоваться одинаково.

И это мы пока говорим об оптовых поставках. В перспективе ожидается бурное развитие трансмодальных контейнерных перевозок СПГ – по морю, по железной дороге, автомобильным транспортом. До любой точки планеты, где есть дорога, но нет магистральной трубы. До каждой котельной или локального газового электрогенератора. Потенциальная емкость этого рынка – огромна, особенно в свете вытеснения устаревшей и экологически вредной угольной генерации.

По всем признакам СПГ – это растущая индустрия. И тем она интересна мировой экономике. Это инновации, инвестиции, новые рабочие места. Конструирование, заказы, производство, монтаж. Новые отрасли транспортного и энергетического машиностроения. Танкеры-газовозы, специальные трансмодальные цистерны-контейнеры, оборудование для заводов по сжижению и терминалов для регазификации, мобильные газовые электрогенераторы. Да много чего, целая индустрия. А что дает трубопровод – заказы на трубы больших диаметров и подряды на укладку труб.

Нынешняя рыночная ситуация низких цен лишает «Газпром» одного из основных преимуществ – ценового, обеспеченного более низкой операционной себестоимостью. Индустрия СПГ каким-то образом умудряется выдерживать низкие цены. Более того, именно СПГ провоцирует низкие цены на рынке спот и котировки газовых фьючерсов. При этом, если посмотреть на тот же европейский рынок, на фоне общего снижения импорта природного газа объемы импорта СПГ продолжают расти. В первом квартале 2020 года европейский импорт СПГ вырос на 25% в сравнении с аналогичным периодом 2019 года, а экспорт «Газпрома» снизился на четверть. Текущие цены не дают возможностей возвращать инвестиции в СПГ-проекты, однако новые заводы продолжают строить в расчете на растущий спрос. А окупают ли цены капитальные затраты «Газпрома» на строительство новых газопроводов – большой вопрос, особенно если подрядчикам платить втридорога, как у нас принято. Стоимость «Турецкого потока» или «Северных потоков» – это лишь верхушка айсберга, основные затраты пошли на прокладку новых газотранспортных коридоров с Ямала к Балтийскому и Черному морям, о чем почему-то не принято вспоминать.

Похоже, «Газпром» совершил стратегическую ошибку, недооценив перспективы рынка СПГ. Этого бы не произошло, если бы он не держался так за свою экспортную монополию. Если бы в начале века «Газпром» реформировали, как это изначально планировалось, по тому же принципу, что и РАО «ЕЭС», отделив трубопроводный бизнес и сбытовые функции в отдельные структуры, компания могла бы больше беспокоиться об эффективности и, возможно, не прозевала, а напротив возглавила развитие индустрии СПГ. Тем более, что первые СПГ-проекты в РФ начинались как раз с участием «Газпрома» («Сахалин-2»). Возможно бы не понадобилось закапывать сотни миллиардов в землю и делать нескольких подрядчиков очень богатыми бизнесменами. Конечно, в этом случае «Газпром» остался бы лишь производственной и коммерческой компанией, а не инструментом государственного влияния. Впрочем, в последние годы от исполнения функции такого инструмента «Газпром» имеет больше проблем, чем выгоды.

Нынешнее падение цен дает шанс. Не факт, что этим шансом воспользуются, чтобы пересмотреть стратегию «Газпрома» в сторону развития внутреннего рынка. Когда цены на рынке спот в Европе опустились ниже регулируемых внутренних цен на газ, увеличение емкости внутреннего рынка газа обрело смысл. Если раньше программу по газификации регионов можно было считать социальной обузой на фоне экспортных доходов, то сейчас ее можно воспринимать как вполне маркетинговую задачу – расширением круга практически гарантированных потребителей.

Читайте также:  Строительство коттеджных поселков в ярославской области

Расширение внутренней газотранспортной сети, строительство и подключение новых газоперерабатывающих заводов и газохимических предприятий, мало- и среднетоннажных заводов СПГ, продвижение газомоторного топлива – все эти направления для расширения внутреннего рынка природного газа не только добавят устойчивости газовой отрасли и снизят зависимость от внешней рыночной конъюнктуры, но и будут способствовать технологическому развитию нескольких секторов химической отрасли и транспортного машиностроения. Мультипликативный эффект для страны от роста инвестиций, объемов выпуска конечной продукции, развития технологий и создания квалифицированных рабочих мест мог бы быть больше, чем от экспорта газа и укладки труб.

Подпишитесь на нашу рассылку, и каждое утро в вашем почтовом ящике будет актуальная информация по всем рынкам.

Источник

«Газпром» начал строить «Силу Сибири» на запад

На строительстве «Силы Сибири»

«Сила Сибири» пустилась вскачь

«Газпром» начал второй этап строительства магистрального газопровода «Сила Сибири» — на участке длиной 803 километра от Ковыктинского до Чаяндинского месторождения, сообщила «Наша газета» комапнии «Газпром инвест».

Газопровод строится как канал экспорта российского газа на восток, в страны АзиатскоТихоокеанского региона. Его общая протяженность около 3 тыс. километров.

Но взгляда на карту (Рис. 1) достаточно, чтобы понять — работы по второй очереди тянут газопровод не в восточном, а в противоположном направлении, на юго-юго-запад. Все верно: цель второй очереди — насытить уже построенный восточный маршрут газом, взяв его с Ковыкты.

Ковыктинское газоконденсатное месторождение – крупнейшее на востоке России по запасам газа (2,7 трлн кубометров газа и 90,6 млн тонн газового конденсата). По данным «Газпрома», нно будет служить ресурсной базой для газопровода «Сила Сибири».

Проект «Магистральный газопровод Ковыкта – Чаянда» предстоит реализовать за 2022 год. В «Газпроме» характеризуют это как уникально короткий срок, тем более, с учетом «сложных геологических и природноклиматических условий» посреди «огромного моря тайги».

Газопровод пройдет по территории Иркутской области и Республика Саха (Якутия) и войдет в единую систему газоснабжения Российской Федерации. На его пути: вечная мерзлота, тектонические разломы, горы, леса, болота. А также —крупнейшая из российских рек– Лена, «переход через которую будет выполнен методом микротоннелирования».

Труба пройдет не по дну Лены, а под ним, но и не будет укладываться в траншею. Проходка тоннеля при данном методе осуществляется щитом (с применением лазерной системы), минимизируя ущерб экосистеме реки. Для этих работ привлекаются специализированные подрядные организации.

Газопровод строят около двух тысяч специалистов под руководством интегрированного проектного офиса «Байкал», и более тысячи единиц техники.

Согласно сообщению, работы начались в сентябре (несколько странно, что о таком, довольно-таки крупном событии становится известно только что). «В настоящее время», сообщает корпоративное издание, подрядные организации перешли в стадию реализации строительно-монтажных работ. Ведется перебазировка техники, начата сварка на трубосварочных базах и обустройство временных жилых городков. Строители приступили и к основному комплексу работ на линейной части газопровода: сварено и уложено более 10 километров трубопровода. К концу года подрядчики выйдут на пиковую загрузку.

Как напоминает информагентство «Прайм», поставки по газопроводу «Сила Сибири» начались в начале декабря 2019 года по участку от Чаяндинского месторождения в Якутии до Благовещенска (граница с Китаем). В 2020 году «Газпром» планировал поставить в КНР до 5 млрд кубометров газа, в 2021 году — до 10 млрд, в 2022 году — до 15 млрд. Проектной мощности в 38 млрд кубометров компания намерена достичь к 2025 году.

Поначалу поставки отставали от графика. В начале года Китай сокращал импорт газа из-на начавшейся там эпидемии коронавируса. За первые полгода было поставлено всено коло трети планового годового объема газа. Но в январе-октябре «Газпром» поставил в Китай по «Силе Сибири» уже 3,06 млрд куб. м газа, сообщили «Вести.ру».

Читайте также:  Архитектура проектирование и строительство петер нойферт

В октябре сообщалось о том, что суточный объем поставок газа из России в Китай по трубопроводу «Сила Сибири» начал превышать контрактные обязательства. Очевидно, поставщик и покупатель ( China National Petroleum Corp. ) принялись догонять план. Так что проект пустился вскачь и по поставкам, и по строительству.

Успех с открытым финалом

Восточное направление становится все более актуальным для «Газпрома», так как оно должно в перспективе компенсировать снижение экспорта в Европу, указывает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Доля газа «Газпрома» в общем объеме природного газа, потребленного в ЕС в первом полугодии 2020 года составила 28% по сравнению с 32% за аналогичный период 2019 года. А в китайском направлении поставки растут: в октябре 2020 году «Газпром» нарастил объемы в КНР на 16,9% к сентябрю 2020 года. Суммарный объём поставок в октябре составил 117,2% от плановых значений на этот месяц в связи с повышенными заявками китайской стороны.

Строительство ветки от Ковыктинского до Чаяндинского месторождения позволит «Газпрому» значительно нарастить объемы экспорта в Китай, подтверждает эксперт. Мощности двух ресурсных баз дадут возможность увеличить объемы прокачки газа по МГП «Сила Сибири-1» до 44 млрд кубометров сырья в год.

После полноценного запуска МГП «Сила Сибири-1», указывает Артем Деев, «Газпром» намерен начать строительство двух новых газопроводов в КНР. МГП «Сила Сибири-2» даст возможность построить два маршрута поставок: через МГП «Алтай» (мощностью 30 млрд кубометров) и напрямую через территорию Монголии (мощностью 50 млрд кубометров в год).

Новость, безусловно, носит позитивный характер, так как означает, что все договоренности по эксплуатации проекта сохраняются и реализовываются согласно графику, говорит главный аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов.

Реализация масштабных целей по «Силе Сибири» позволит «Газпрому» достичь давних целей – создать систему газопроводов, позволяющих поставлять газ как на Запад, так и на Восток (см. Рис. 2). По идеальному сценарию поставки можно диверсифицировать в зависимости от ценообразования на этих рынках: где цена спроса выше туда и направлять объемы больше.

Однако, полагает Антонов, в действительности с растущей популярностью СПГ российский газовый гигант будет располагать полузагуженной трубой. Китай уже несколько лет ведет активную политику по взаимодействию с альтернативными поставщиками энергоресурсов,

В частности, газ по трем трубопроводам закупается из Туркмении, строится также четвертая нитка через Таджикистан, отмечает он. Также Китай активно строит терминалы по приемке СПГ, примечательно, что возводят их на северной части побережья КНР, где также предполагается выходная точка по «Силе Сибири». Еще один негативный для экспортеров фактор – развитие Китаем своей собственной газовой отрасли, в частности, например, только подтвержденные запасы сланцевого газа в одной из горных провинций в этом году увеличились с 191 до 792 млрд куб м газа.

Это все указывает на то, что либо Китай не планирует масштабные закупки у России и будет в вялотекущем режиме исполнять обязательства, либо будет настаивать на невыгодных для «Газпрома» скидках, считает Алексей Антонов. При этом, в отличие от «Северного потока — 2», где проект финансировался наполовину за счет партнеров, Россия с «Силой Сибири» финансово находится в более уязвимом положении, так как это преимущественно внутренняя инвестиция, говорит он.

В то же время, отмечает аналитик, «Сила Сибири 2», будучи дороже и длиннее газопрвода, реализуемого в настоящее время, представляет собой маршрут, создает меньшую нагрузку на окружающую среду и позволит газифицировать больше российских территорий.

Источник

Оцените статью
Строительство: баня и сауна
Adblock
detector