Новые проекты строительства в севастополе

ФЦП-2024: в Севастополе построят ещё семь объектов на 14 млрд рублей

  • Федеральную целевую программу развития Крыма и Севастополя, как и работу Дирекции по управлению ФЦП, продлят до 2024 года. Новый газопровод, ливневая канализация, транспортные развязки и служебное жильё – генеральный директор АНО «Дирекция по управлению ФЦП «Социально-экономическое развитие Крыма и Севастополя» Андрей Никитченко анонсировал предстоящие корректировки и уточнил, какие новые объекты добавят в программу развития Севастополя.

    Корректно ли называть три новых крупных объекта здравоохранения – больницу скорой медицинской помощи, инфекционную больницу и онкологический центр – медицинским кластером? Как амбициозные проекты здравоохранения могут привести Севастополь в ловушку дотационности? Какие риски возникают при выборе единого подрядчика для проектирования и строительства объектов ФЦП? Подробности – в новом выпуске программы «Актуальное интервью».

    — Завершилось первое полугодие 2020 года. Можно ли говорить о предварительных итогах в реализации Федеральной целевой программы?

    — В Севастополе кассовое освоение по объектам Федеральной целевой программы составило 1,6 млрд рублей. Был введён в эксплуатацию один объект, связанный с газификацией в селе Андреевка. Сейчас в Севастополе у нас в разных стадиях реализации находятся 175 объектов, некоторые из них начнут строиться буквально во втором полугодии этого года. Поэтому мы ожидаем, что цифры с кассовым освоением значительно подрастут во втором полугодии 2020 года, и картина в целом будет довольна интересна. Но окончательные итоги мы подведём в декабре этого года. По плану, в соответствии с последней версией федеральной целевой программы на этот год запланировано к освоению 12,5 млрд рублей. Если посмотреть на прошедшие шесть месяцев, то я бы выделил заключённый контракт на строительно-монтажные работы по первому этапу восьмого участка трассы «Таврида», государственный контракт на строительно-монтажные работы больницы скорой медицинской помощи. Что касается всем известных объектов – таких, как Камышовое шоссе – то все видят, как развивается стройка. Готовность 40 %. Темпы средние. Если их нарастить, есть основание полагать, что концу года и этот объект будет введён в эксплуатацию. В высокой степени готовности находятся садики на улице Симонка и в посёлке Орлином. Примерно 90-95 % готовности. И школа на Античном проспекте – 85 % готовности.

    Буквально вчера стартовала программа обучения государственных и муниципальных служащих Севастополя. Это уже второй год, как идёт такая программа. Очень важное мероприятие, с нашей точки зрения. Дирекция всегда акцентировала внимание, что сама по себе инфраструктура не создаст новую экономику. Для того, чтобы в Севастополе появилась новая экономика, необходимы и инфраструктура, и люди. И вот эта программа нацелена на создание класса управленцев в Севастополе.

    — Есть ли уже завершённые объекты Федеральной целевой программы?

    — В целом по Севастополю завершён 31 объект – один из них был завершён в первом полугодии. В этом году будут введены в эксплуатацию семь участков трассы Таврида от Керчи до Севастополя. Восьмой участок – это отдельная история, он будет завершён несколько позже. Но первые семь участков будут введены в первом полугодии. Есть отдельные объекты, которые авансировались в январе, но по объективным причинам контракты по ним были расторгнуты. Их Правительство Севастополя перенесло на более поздние сроки.

    — О каких объектах идёт речь?

    — Речь идёт о школе в микрорайоне Радиогорка и о детском садике в районе Казачьей бухты.

    Что касается школы в Казачьей бухте – там строительная готовность достаточно неплохая, но темпы не очень высокие. Оценивать перспективы этого объекта ещё рано.

    — Как обстоят дела с объектами газификации?

    — Сейчас они разнесены по годам: от текущего до 2024 года. И планомерно с 2020 по 2024 будут вводиться в разных районах Севастополя.

    Сейчас обсуждают грядущие изменения Федеральной целевой программы. Коснутся ли эти изменения изначальных планов по вводу объектов в Севастополе?

    — У нас уже была одна корректировка в апреле этого года. Она была технической, её задача – синхронизировать сроки и финансирование по многим объектам. Сейчас на выходе новая редакция программы. Мы ожидаем её из Правительства в этом месяце – в июле. На Севастополь приходится семь новых объектов с общим объёмом финансирования 14,4 млрд рублей: газопровод-дюкер с переходом Севастопольской бухты, первый этап ливневой канализации в Севастополе, реконструкция развязки на 5-м километре Балаклавского шоссе, реконструкция путепровода на трассе Симферополь – Бахчисарай – Севастополь, строительство палатного корпуса на 140 мест городской больницы №4 на Северной стороне, технико-экономическое обоснование комплексной застройки в целях строительства служебного жилья – тоже крайне важное мероприятие, реконструкция и оснащение кадетского корпуса Следственного комитета.

    Читайте также:  Санитарные нормы для строительства бани

    Будет ли продлеваться Федеральная целевая программа развития Крыма и Севастополя?

    — Да, такое решение принято. Новая редакция будет предполагать её продление до 2024 года. И одновременно с этим будет продлена работа Дирекции по управлению Федеральной целевой программой – тоже до 2024 года. Связанно это, прежде всего, с внесением в программу новых объектов – как в Крыму, так и в Севастополе.

    — Планируется ли перенос сроков ввода объектов в эксплуатацию?

    Такое бывает, мы это не скрываем. Бывают случаи, когда по тем или иным причинам – их может быть множество – происходят задержки. Задержки могут возникать на стадии проектирования или на стадии строительства. И тогда корректируются сроки, принимаются меры, пересматриваются возможные меры взаимоотношений между заказчиком и подрядчиком – вплоть до расторжения контрактов. Как уже и говорил, пришлось расторгнуть контракты с подрядчиками, когда стало ясно, что перспектив нет. Лучше честно признаться себе и перезапустить процесс.

    — Если с подрядчиком не повезло, как развивается ситуация в дальнейшем? Может, есть примеры?

    — Самый громкий случай был связан с канализационно-очистными сооружениями «Южные», когда действительно была долгая история с проектированием. Затем был потерян аванс по вине подрядчика, и пришлось потратить значительное время на то, чтобы восстановить этот аванс. Сейчас полное финансирование этого объекта восстановлено в Программе, и мы ожидаем, что этот объект будет построен.

    Хочу отметить: на второе полугодие у нас запланировано начало строительно-монтажных работ по целому ряду объектов здравоохранения. Это больница скорой медицинской помощи (контракт был подписан в июне 2020 года), онкологический диспансер, инфекционная больница, психоневрологический интернат и поликлиника в Казачьей бухте.

    — Вы упомянули, что среди новых объектов федеральной целевой программы будет построен новый корпус городской больницы № 4 на Северной стороне. Какие объекты здравоохранения уже сейчас строятся в Севастополе по ФЦП?

    В Севастополе – 12 мероприятий, направленных на развитие здравоохранения. Это больница скорой медицинской помощи, онкологический диспансер, инфекционная больница, психоневрологический интернат, городская больница № 4 (палатный корпус на 140 мест), три поликлиники, три центра скорой медицинской помощи и пять врачебных амбулаторий, которые сведены в одно мероприятие. Общий объём финансирования – 23,5 млрд рублей. Для сравнения, в Крыму – только три объекта (многофункциональный медицинский центр им. Н.А. Семашко в Симферополе, Ялтинская больница, фельдшерско-акушерские пункты). Весь комплекс на развитие здравоохранения – значимый в Севастополе. И это понятно, потому что изначально федеральный центр поставил задачу создать современную медицинскую отрасль в городе.

    — Недавно временно исполняющий обязанности губернатора Севастополя Михаил Развожаев рассказал о новом подходе к выбору подрядчика для строительства сложных объектов ФЦП: подрядчик должен быть единым при проектировании и строительстве, чтобы в будущем не было возможности пенять на недоработки в проекте. Как Вы считаете, такой подход поможет ускорить строительство и появление долгожданного медицинского кластера в Севастополе?

    Такой подход существует, он популярен. И Михаил Владимирович верно сказал, что такой подход позволяет ожидать от подрядчика повышенной ответственности – у него нет возможности ссылаться на некачественный проект, поскольку он сам же его делает.

    Но вместе с тем этот подход требует повышенной ответственности и квалификации со стороны заказчика. Когда подрядчик заключает договор «под ключ» и получает в свои руки возможность и проектировать, и строить – у него появляются дополнительные ресурсы, рычаги воздействия на заказчика. Безусловно, любой исполнитель контрактов «под ключ» будет проектировать, исходя из своих строительных возможностей – и это не всегда наиболее оптимальный вариант с точки зрения того, что есть на рынке, для заказчика. И если заказчик не сопровождает проект с самого начала, именно со стадии проектирования, то зачастую на стадии строительства он становится уязвимым со стороны подрядчика.

    Представим себе гипотетическую историю, хотя такая история встречается часто: подрядчик запроектировал объект под свои строительные возможности, заложил максимальное количество таких решений, которые может исполнить только он, и выйдя на этап строительно-монтажных работ вдруг снизил темпы, либо вообще перестал исполнять обязательства по контракту. У заказчика появляется желание расторгнуть договор, но вместе с тем возникает вопрос – кто сможет доделать этот объект, если он спроектирован изначально под возможности подрядчика? На этой стадии у заказчика не всегда есть рычаги воздействия, и это является такой ловушкой, которую мы иногда наблюдаем на проектах Федеральной целевой программы. Дискуссии вокруг ввода в эксплуатацию многофункционального медицинского центра им. Н.А. Семашко тоже частично связаны с комплексом взаимоотношений проектирования и строительства.

    А что касается медицинского кластера – это термин, который я бы использовал как целеполагание. Сегодня мы находимся на стадии строительства «коробок» больниц. Чтобы эти больницы, даже оснащённые оборудованием, стали приносить медицинские услуги, в городе должна возникнуть полноценная медицинская отрасль. А это люди, которые будут работать – они должны откуда-то прибывать. Я знаю, что соответствующие подразделения Правительства Севастополя озадачены этой проблемой. Но даже когда у нас есть здания, оборудование и люди – это всё равно ещё не кластер. Между отраслью и кластером – большая разница, сложно преодолимый разрыв. Отрасль – это социальное явление: вы построили объекты, наняли людей, они предоставляют медицинскую услугу. Но это расходные части бюджета – бюджет города должен за это платить. Прямых выгод для экономики от медицинской услуги нет. Медицинский кластер – это явление экономическое, когда вокруг медицинской составляющей появляются многие предприятия, бизнесы из других отраслей, и возникают междисциплинарные связи между медициной и не-медициной. Вот эта не-медицина, ориентированная на быстрое развитие, на новые рабочие места, на взрывной наукоёмкий рост, и генерирует новые секторы в экономике регионов. Такое случается редко, потому что построить такие горизонтальные связи очень сложно.

    Читайте также:  Техэксперт тпд дорожное строительство

    Как правило, они строятся вокруг научной, образовательной площадки – университета.

    Если нет науки, нет исследований, то построить горизонтальные связи между медицинской составляющей и не-медицинской почти не возможно. Медицинский кластер – наше отдалённое будущее, но к нему нужно стремиться.

    Как вы прокомментируете пример Ялтинской больницы, построенной в 2017 году по Федеральной целевой программе?

    — Ялтинская больница была первым объектом, который был построен по Федеральной целевой программе. Построен быстро, эффективно – действительно, высокотехнологичный объект. Представители Федерального медико-биологического агентства, строившего объект, сразу озадачились кадровым наполнением. Это очень удачный пример того, как больница вступила в строй и буквально сразу предложила качественные медицинские услуги.

    Когда кадры и инфраструктура совпали, заработав. Но это не кластер, это – высококачественная медицинская услуга, хорошее медицинское учреждение. До кластера нам в Крыму ещё далеко. Даже в России таких примеров немного. В мире по-настоящему медицинских кластеров немного – они связанны с наукой, производством оборудования или с медицинским туризмом. Возможно, в Крыму вырастут медицинские кластеры, связанные с медицинским туризмом. Каким он будет в Севастополе – это отдельный разговор, вопрос отдельной стратегии.

    — Надеемся, в Севастополе удастся создать медицинский кластер. Как содержать такие медицинские учреждения? Необходимы дотации?

    — Любая новая инфраструктура требует в дальнейшем значительных инвестиций в поддержание. Если вследствие появления такой инфраструктуры не появляется новая экономика, то, к сожалению, регион, который построил эту инфраструктуру, попадает в ловушку хронической дотационности. Одна из главных задач Крыма и Севастополя на данном этапе – предпринимать все меры, чтобы не оказаться в этой ловушке дотационности.

    Построить инфраструктуру, пригласить людей, нести расходы – но вместе с тем и понимать, откуда придут доходы в бюджет, чтобы эти расходы покрывать. Либо придётся идти в федеральный центр и просить деньги на содержание, либо зарабатывать самим.

    Опыт освоения Федеральной целевой программы в Севастополе не всегда был положительным. Что вы порекомендуете, чтобы успешно реализовать ФЦП и развивать город?

    — Мы работаем с Правительством Севастополя в тесном взаимодействии – ежедневно на разных уровнях, с разными специалистами. Я бы не взялся давать советы Правительству Севастополя. Но я точно хотел бы иметь в Крыму и в Севастополе в качестве контрагентов очень сильных заказчиков. Именно квалификация заказчика, его профессионализм и порядочность определяют успех на стадии проектирования строительства. В Севастополе уже были примеры, когда проектирование было не совсем удачным, и это было связанно со слабостью заказчика. И работа Дирекции в том числе состоит в том, чтобы помогать Крыму и Севастополю сформировать сильных заказчиков.

    Источник

    Кто остановит застройщика?

    Защищали как могли

    Возмущение горожан вызывают попытки втиснуть новые многоквартирные дома в кварталы, которые застраивались еще в советские годы. Недавно такой случай рассмотрели на заседании комитета Заксобрания Севастополя по градостроительству и земельным вопросам. На улице Гавена, 7, на небольшом пятачке в окружении двух- и пятиэтажных домов, поначалу планировали построить 16-этажку, но позже аппетиты сбавили до девяти этажей.

    — Застройка непосредственно касается 2500 жителей улиц Гавена и Героев Подводников, — говорит представитель жителей квартала Марина Позднякова. — С 1993 года было семь попыток захвата этого участка. Были столкновения с охраной, люди ложились под экскаваторы. Еще в 2012 году приняли решение остановить освоение участка, но в проект до сих пор продолжают привлекать деньги, в том числе материнский капитал. У нас одна просьба: чтобы этот участок вошел в генплан без всякой застройки.

    Застройщик — жилищно-строительный кооператив (ЖСК) «Дом у моря» — пожаловался депутатам Заксобрания на департамент архитектуры и градостроительства Севастополя, который отказал в выдаче разрешения на строительство. В письме председатель кооператива сообщал, что участок выделили 25 лет назад для строительства многоквартирного дома и внесли в генплан 2005 года. Проект обеспечит жильем 142 семьи, почти половина из которых — жители материковой России.

    Читайте также:  Самый хороший кирпич для строительства дома

    Вместе с тем, в 2016 году прокуратура Севастополя сообщала, что на должностных лиц ЖСК «Дом у моря» заведено уголовное дело о мошенничестве, поскольку они собрали с пайщиков 14 миллионов рублей, не имея разрешения на строительство. Расследование еще продолжается.

    Замначальника управления градостроительной политики Севастополя Светлана Никитина сообщила, что ЖСК в 2017-м и 2019 годах обращался за градостроительным планом земельного участка и дважды получил план без пятна застройки. То есть размещать объект капстроительства на участке нельзя. ЖСК также было отказано в разрешении.

    По ее словам, застройщику отказали, поскольку у соседних многоквартирных домов не были определены придомовые территории. К тому же в Севастополе действует запрет на уплотнительную застройку. Постановлением правительства города от 3 октября 2014 года N357 запрещено возводить объекты капстроительства на благоустроенных и озелененных, а также на придомовых территориях.

    — Чтобы решить судьбу этой территории, мы поручили подведомственному учреждению выполнить проект планировки и межевания, — говорит Никитина. — Он определит, достаточно ли там места для объектов капстроительства и территорий общего пользования. Хотя в проекте нового генплана Севастополя этот участок отнесен к зоне парков.

    Высотка под окнами

    Похожий конфликт с застройщиком у жителей дома N2 по улице Дмитрия Ульянова. В украинские годы они боролись за свою придомовую территорию, трижды не давали установить забор, несли дежурство круглые сутки. 14 февраля этого года строители вернулись и снова попытались поставить ограждение.

    Участок действительно был выделен под многоквартирную застройку, площадь — всего десять соток, и как там уместится девятиэтажный дом с парковкой и детской площадкой, остается загадкой. Жители говорят: строить хотят в нескольких метрах от окон пятиэтажки.

    Представитель застройщика не смог предъявить разрешение на строительство. Он считает, что для начала работ достаточно договора аренды земли, заключенного в 2011 году. Выяснилось, что в 2014 году Градостроительный совет Севастополя рассмотрел заявку застройщика и отказал ему в размещении дома на этом участке.

    — Была попытка захватить участок на Дмитрия Ульянова, — рассказал глава комитета ЗС по градостроительству и земельным вопросам Вячеслав Горелов. — Ее удалось пресечь, поскольку разрешительные документы не выдавались.

    И это далеко не все примеры. Не так давно жителей улицы Репина взбудоражили землемеры, работавшие возле пятиэтажек. Оказалось, что на территории, которую люди считали придомовой, где высаживали цветы и гуляли с детьми, расположены четыре участка для индивидуального жилого строительства. А в интернете появились объявления о продаже — за один надел просят шесть миллионов рублей.

    Участки были выделены городской администрацией еще в 2010 году, а в 2015-м внесены в Единый госреестр недвижимости. Пока у жителей микрорайона есть надежда: владелец одного из участков обратился в департамент архитектуры и получил пустой градостроительный план. Строить там жилой дом не разрешили, поскольку по действующему генплану Севастополя это территория многоэтажной жилой застройки.

    Остановят ли такие меры уплотнительную застройку в Севастополе, сказать сложно. Представители власти и бизнеса считают, что порядок в градостроительной сфере удастся навести только после утверждения генплана и правил землепользования и застройки. По последним сведениям, проект генплана Заксобрание Севастополя рассмотрит не раньше осени этого года.

    Не подчинились

    В октябре 2019 года врио губернатора Севастополя распорядился приостановить выдачу новых разрешений на строительство до принятия генплана. Но и здесь нашлись исключения.

    Несмотря на запрет, департамент архитектуры и градостроительства разрешил строить многоквартирный дом на месте автостоянки на улице Шевченко, 19-Б. Участок вплотную примыкает к школе и рынку. Жители микрорайона, где практически нет зеленых зон, просили устроить на этом месте общественное пространство.

    30 января 2020 года правительство Севастополя отменило проект планировки территории, которым разрешалась многоквартирная застройка.

    — В этом вопросе поставлена точка, — сказал Михаил Развожаев. — Следующим шагом станет разработка нового проекта, где будет общественное пространство. Если правообладатель готов реализовать такой проект — милости просим.

    Однако застройщик уже обратился в Арбитражный суд Севастополя с требованием отменить решение правительства.

    Максим Жукалов, и.о. директора департамента архитектуры и градостроительства Севастополя:

    — Корень проблемы уплотнительной застройки заложен в украинское время, когда земли под строительство раздавались бездумно, а земельные участки под многоквартирными домами формировались без учета придомовых территорий. Из-за этого существует потенциальная угроза возникновения точечной застройки, однако департамент архитектуры будет пресекать подобные попытки и отстаивать интересы жителей. Жилищное законодательство предусматривает, что земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом с элементами озеленения и благоустройства, принадлежит собственникам помещений в этом доме.

    Источник

  • Оцените статью
    Строительство: баня и сауна
    Adblock
    detector